Моя испанская эпопея – С приехалом!

КонтактКонтактКонтактКонтактКонтакт

Сейчас, как в вытрезвителе ханыгу,
Разденут — стыд и срам — при всех святых,-
Найдут в мозгу туман, в кармане фигу,
Крест на ноге — и кликнут понятых!

Возвращаюсь к заброшенному повествованию, переступив через крышку гроба, которая неожиданно оказалась на пути. После того, как у меня обнаружили рак, пришлось основательно отвлечься на лечение, а после него, изменилось многое. Я забросил этот проект, и даже хотел убрать сайт, когда мне сообщили о значительном повышении цены хостинга. Но потом все утряслось: удалось выцыганить большую скидку на хостинг с неограниченным объемом данных, действие медикаментов постепенно сошло на нет, и снова появилось желание писать. Так что попробую оформить эти воспоминания отдельным блогом.

Границу Франции с Испанией пересекали поздней ночью. Как известно, между странами Шенгенской зоны границ как таковых не существует. Есть указатель, что мол все дорогой путешественник, ты уже в другой стране. Хотя едучи в автобусе его все равно не увидишь. Проскочил его – вот и вся граница. Тем не менее, выборочный пограничный контроль имеет место. Наш автобус оказался среди избранных, и я проснулся от того, что меня кто-то теребит за плечо. Кое-как разлепив налившиеся свинцом веки, я увидел перед собой до боли знакомые очертания фуражек. Тело как-то вдруг напружинилось от внезапного прилива адреналина и в опустевшем от тряски и бессонных ночей мозгу промелькнуло лаконичное: «Менты!» Должен признаться, что хотя я и был всегда человеком законопослушным, однако при встрече с нашими блюстителями порядка я всегда испытывал подсознательную тревогу. Разумеется, этот условный рефлекс выработался в результате опыта личного общения, так и под влиянием коллективной мудрости предков. Эту свою тайную неприязнь к «внутренним органам» я автоматически перенес и на испанских полицейских. (Кстати, охраной границы в Испании занимается национальная полиция.)
Протянув сой паспорт представителю власти, я по привычке сразу почувствовал себя виноватым – так, на всякий случай. И это оказалось к месту, так как моя «краснокожая паспортина» вызвала у него повышенный интерес. Он несколько раз беспорядочно перелистал паспорт, потом передал своему коллеге, который в точности повторил его действия. Они обменялись непонятными фразами, и замолчав, посмотрели на меня как на некую диковинку.
— В чем дело? – спросил я по-испански, надеясь что меня понимают правильно.
В свое время я убедился, что меня прекрасно понимают носители языка из любого испаноговорящего края света. Но перед двумя полицейскими, которые, кстати, двоились в слезящихся спросонья глазах, и это добавляло психологического давления – мне казалось, что надо мной склонилась целая свора доберманов в фуражках, сладко облизывающихся в предчувствии добычи.
Потребовалось несколько минут, чтобы выяснить, что в поем паспорте отсутствует въездная немецкая печать. Из Польши я выехал, а в Германию так и не попал. Не могу сказать, что я занервничал, но неприятные ощущения возникли. Я прикинул реакцию наших пограничников и прочих правоохранителей в подобной ситуации и нарисовал себе грустную картину моей высылки с вытекающими финансовыми потерями.
Однако, испанцы меня приятно удивили. Посовещались, они пришли к взвешенному решению: Раз виза в порядке и я уже нахожусь в Шенгене, то и скатертью мне дорога, а им меньше хлопот.
Мое нежданное и вдруг обретенное среди темных силуэтов Пиренейских гор счастье длилось недолго, но оставило приятное послевкусие, подкрепленное рюмкой отменного бренди в придорожном ресторанчике. Спать совсем расхотелось, и я, устроившись поудобнее в ставшем за трое суток орудием пытки кресле, стал смотреть в окно, встречая первый рассвет моей новой жизни.

(продолжение следует)

require ‘php/post_footer.php’;[/php

Добавить комментарий