Моя испанская эпопея — Уже скоро…

КонтактКонтактКонтактКонтактКонтакт

Вагонные споры – последнее дело – когда больше нечего пить…
Да, было бы неплохо, если бы это был не автобус, а вагон поезда. В вагоне можно позволить себе многое. Например, выпить в тесной компании без посторонних глаз, при этом имея под рукой определенные удобства – такие как туалет, чай, вагон-ресторан, разносчики всякой съедобной и жидкой всячины, и наконец, бабушки с пирожками на остановках. И самое главное, что после всех трудов праведных можно прилечь на собственную полку, на которой, в общем, спится ничем не хуже, чем дома.
Но все же это был автобус со всеми вытекающими последствиями, и всем его пассажирам приходилось принимать неудобства настоящего момента как должное. Я познакомился поближе с несколькими соседями, и естественно вскоре на моих ушах повисло несколько килограммов отборной лапши под лирическим соусом, так как каждый старался рассказать свою историю со всеми деталями, чтобы как-то оправдать свои намерения искать лучшей жизни на чужбине.
Слегка косоглазая белоруска с дергающейся правой щекой рассказывала о своем замужестве, которое должно было воплотиться в жизнь сразу по приезде ее в какой-то небольшой городишко во французских Альпах. Судя по ее рассказу, жених был сказочным принцем и писаным красавцем, во что никто не верил. Но невеста настаивала, в подтверждение своих слов, показывая всем кольцо и кулон, якобы подаренные женихом. Ценность подарка при беглом осмотре в условиях автобусной тряски трудно было оценить, однако позже был предъявлен и жених – действительно красивый мужчина – изящный брюнет лет сорока, который целовал нашу невесту по-взаправдашнему, взасос, прямо на перроне перед окнами автобуса. Так что эта сказка, вполне возможно, имела счастливый конец, чему весь автобус искренне порадовался.
Другая уроженка Минска, рыженькая и вертлявая, рассказывала о своей работе в какой-то фирме в Венеции, где все поголовно говорили на местном наречии, недоступном пониманию совкового лингвиста, и также поголовно чтили Муссолини и старые чернорубашечные порядки. В общем, довели девушку до нервного срыва и гастрита, отчего она перебралась на север и устроилась домохозяйкой в итальянскую семью, где ее филологическое образование нашло большее применение. Ее встречала в Турине симпатичная пара на малюсеньком Фиате. Целовали ее как родную, отчего разомлевшие от бессонницы старожилы автобуса также пришли в чувственное состояние души, и потом еще долго обсуждали специфику работы в семьях за границей.

Benidorm
Разбитной работяга рассказал о том, как он строит небоскребы в Бенидорме, выезжая на работу по туристической визе три-четыре раза в год. В то время строительный бум в Испании был в самом разгаре, и Бенидорм был одним из очагов высокой активности. Теперь это вотчина англичан – город с самой высокой плотностью небоскребов на квадратный километр в Европе – очень оживленный в пляжный сезон и на рождество, и опустевший, зияющий черными глазницами апартаментов, покинутых в межсезонье. Судя по рассказу строителя у него все было в шоколаде, и теперь я склонен с этим согласиться, потому что тогда строили много, рабочие руки были востребованы, и многие предприятия охотно брали на работу нелегалов. Это было дешевле, чем нанимать испанца, платить за него 40% соцстраховку, еще нужно оплатить страхование жизни и прочие налоги, ну и иметь проблемы в случае трудовых конфликтов. Теперь все это далеко в прошлом. Работы нет даже для испанцев, а об иностранцах и говорить не приходится.
Дорожную скуку слегка стряхнул ночной налет австрийской таможни где-то на границе Германии и Австрии. Особенно весело было тем, у кого не обнаружилось никакой контрабанды. Обыскивали по-взрослому, выпотрошили все баулы и чемоданы, кое-что нашли, тем самым порадовав сонную публику бесплатным развлечением. Дело в том, что был в автобусе один субъект с семьей, надутый как индюк москвич, который переезжал во Францию на ПМЖ. Вещей у него было с полтонны, поэтому он и ехал автобусом, чтобы сэкономить на транспортных расходах. Тип оказался очень неуживчивым и конфликтным – в общих разговорах не участвовал, но постоянно жаловался и делал замечания. Ко всеобщей радости у него оказался большой перебор с сигаретами, купленными в Дьюти-Фри при въезде в Шенген. Вместо одного блока на душу, как полагалось по таможенным нормам, у него насчитали по пять. В результате экономия вышла боком. Нужно было заплатить не только полную стоимость товара, но и еще штраф в четырехкратном размере. Вот уж парень покурил от души!
А между тем за окном пролетали километровые столбики, мелькали живописные пейзажи, так и неоцененные туманным от недосыпу взглядом. По пути мы сменили три автобуса. с белорусского мы пересели на французский, потом и на испанский, люди ехали дальше, каждый по своим делам, уходя из моей жизни не попрощавшись, так же, как и приходили без приглашения. Все знали, куда они едут и зачем, один я ехал наудачу, не имея даже мало-мальски продуманного плана, в надежде, что кривая куда-то вывезет

(продолжение следует)

Добавить комментарий