Моя испанская эпопея — Через тернии…

КонтактКонтактКонтактКонтактКонтакт

Дорога в будущее…

Так получилось, что окончательный мой отъезд из дома пришелся на 13 октября. Мокрый, заляпанный грязью город провожал меня промозглой стылой серостью, которая обволакивала безысходностью, проникала внутрь невидимыми щупальцами, сковывая тело и отравляя мозг фатальными предчувствиями. В принципе, беспокоиться было отчего. Прожив в эмиграции достаточно долго, я видел много переломанных судеб, сошедших на нет надежд и благих намерений, встречал много людей, которые потеряли дома все, а здесь так и не прижились. И почти все, кого я знаю, по той или иной причине развелись, расстались, разошлись как в море корабли. И вот я оказался ранним октябрьским утром на Киевском вокзале в Москве, неподалеку от которого производилась посадка на автобусы, развозившие народ по всем странам Европы. Пришлось ехать на автобусе, т.к. в те времена сделать полугодовую Шенгенскую визу можно было лишь при помощи различных уловок. Мне делали визу как дальнобойщику, и поэтому настоятельно порекомендовали пересекать буржуинскую границу по земле. Признаюсь, Киевский вокзал (и не только ночью) – это не самое уютное место в Москве. Да и вообще столица мне, как закоренелому провинциалу, никогда не казалась приятным местом. Уж очень она суетная, жадная, торопливая, вороватая. Если внимательно приглядеться к обитателям ее вокзалов, рынков, и прочих публичных мест, то очень скоро можно вычислить индивидуумов, которые цепким взглядом ощупывают «пешего и конного», ища подходящего лоха, потерявшего контроль над своими карманами, или предрасположенного к мелкому разводу. В зале ожидания таких я насчитал не менее трех, но наверно, там были и другие. Я предусмотрительно взял совсем немного налички, а кредитку припрятал в такое место, которое даже при наличии времени и условий не так легко было вычислить. Да и в дорогу я оделся довольно серенько, чтобы не привлекать лишнего внимания. Проторчав на вокзале около часа, я наконец решил выдвинуться на стоянку международных автобусов. Для этого нужно было пересечь довольно обширное и слабо освещенное пространство между вокзалом и прилегающими кварталами. Мне почему-то с самого начала не очень хотелось проделывать этот путь – Ростов и Одесса научили меня избегать темных мест. Москва здесь не особенно поразила разнообразием. Как раз на полпути, там, где освещенность практически стремилась к нулю, я встретил тех, кого собственно и ожидал встретить в такое время и в таком месте. Их было человек восемь, все одеты в униформу по сезону – темные вязанные шапочки, плотно обтягивающие стриженные как на подбор круглые головы, короткие кожаные куртки, спортивные штаны и кроссовки. Воистину, наш адрес не дом и не улица! Дресс-код и манера поведения совершенно идентичны для определенных групп людей. Им достаточно лишь собраться в стаю, и коллективный «разум» срабатывает одинаково, независимо от места и времени. Первым импульсом было острое желание повернуться и ломануть во весь опор обратно к вокзалу. Но до вокзала было слишком далеко, и моя распухшая сумка так громко тарахтела колесиками, сто вся бригада уже меня срисовала, и с интересом наблюдала за моим приближением. Как говорится, не хорошо подозревать, когда и так все ясно. Именно такие братки обдирают приезжих на ростовском автовокзале прямо на глазах у стыдливо отворачивающихся ментов. Мизансцена почти такая же, только время, более подходящее – в Ростове не стесняются «работать» средь бела дня. А тут без четверти шесть утра, темень, холод, и группа молодых людей с сутуловатыми мощными спинами борцов. Что заставило их оставить теплые постели и собраться в таком неприятном месте? Уж конечно не желание бескорыстно помогать гостям столицы поднести баулы с барахлом. Всякие мысли пронеслись у меня в голове, и не было лишь одного – вразумительных предложений по поводу выхода из щекотливой ситуации с минимальными потерями. Я тупо приближался к «тимуровцам», пытаясь предугадать, как именно они меня подцепят. Трудно сказать, что отвело казавшуюся неизбежной переделку. Может ребята уже закончили «смену» и собрались на дележ добычи, а может мой вид и казавшееся индифферентным поведение сыграли свою роль, и они решили, что я их не боюсь, потому что у меня ничего нет. Трудно сказать. Но в этот раз пронесло. Через пару минут я уже выходил на освещенный перекресток за которым призывно поблескивали раскрашенными боками несколько двухэтажных автобусов. В общем, и в этот раз я покидал Москву с чувством нескрываемого облегчения.

(продолжение следует)

Добавить комментарий